Житие святого Паисия Святогорца. Рождение, Детство, Молодость Печать

Преподобный отец Паисий Святогорец родился в каппадокийском городе Фарасы в 1924 году, незадолго до бегства жителей города из родных земель в Грецию. Он был крещен в честь преподобного Арсения Каппадокийского. Престарелый и украшенный святостью жития фарасский священник назвал его Арсением, чтобы, по его собственному выражению, “сделать его своим преемником”.

В Греции семья маленького Арсения поселилась в городе Коница области Эпир. Здесь прошли его детские и юношеские годы. С молоком матери впитавший рассказы о чудесном житии святого Арсения, он с пятилетнего возраста говорил о том, что станет монахом. И когда мальчик научился читать, его любимым занятием стало чтение житий святых, чьим аскетическим подвигам он подражал с великим усердием.

Получив образование, он не пожелал продолжить обучение и предпочел в подражание Христу освоить ремесло плотника, которым впоследствии занимался усердно и искусно. В возрасте пятнадцати лет он удостоился видеть Господа за один лишь благочестивый помысел, с помощью которого он смог отразить нападки бесов, искушающих его неверием. С тех пор в его сердце еще сильнее разгорелось пламя любви к Богу и желание встать на путь монашества.





Родители святого Паисия Святогорца

Но последовали годы великих волнений и потрясений для Греции: иностранная оккупация и гражданская война. Но преподобный Паисий как гражданин и солдат, несущий воинскую службу, показал необычайную отвагу и самопожертвование.

Каждый миг своей жизни Паисий был готов пожертвовать собой ради спасения других. Ему часто приходилось находиться в шквале смертоносного огня, где он своей сердечной молитвой спасал множество солдат и сам спасался чудесным образом.

Вот один из эпизодов службы: «Однажды наш полубатальон попал в окружение, против нас было тысяча шестьсот мятежников. Мы окопались за скалами, которые представляли собой как бы естественное оборонительное сооружение. Все мои сослуживцы быстро подтаскивали к скалам боеприпасы, и командир приказал мне помогать другим, а рацию бросить. Он даже стал угрожать пистолетом, думая, что я уклоняюсь от этого, потому что якобы хочу спрятаться.

Я присоединился к ребятам, стал носить ящики с боеприпасами, а в промежутках бегал к рации, пытаясь соединиться с главным штабом. После многих попыток я установил связь и сообщил, что мы находимся в опасности. На следующий день, когда мятежники приблизились к нам так близко, что мы уже слышали их брань, — прилетела наша штурмовая авиация и разбила их в пух и прах».

Впоследствии Старец приводил этот случай в пример тем, кто спрашивал его: «Какую пользу приносят монахи, сидящие в пустыне и не желающие выйти в мир, чтобы помочь людям?» — «Монахи, — отвечал Старец, — это радисты Церкви. Если своей молитвой они устанавливают связь с Богом, то Он спешит на помощь и помогает более действенно. Лишний одиночный выстрел погоды не сделал, а вот когда прилетела авиация — это решило судьбу сражения».





А вот рассказ Старца об одном случае, происшедшем незадолго до его увольнения в запас: «Война закончилась, и мы возвращались из Флорины. По дороге я услышал, как наш ротный хулит Бога и святыни нашей веры. Я подошел к нему и сказал: «С настоящего времени я отказываюсь исполнять Ваши приказания, потому что, хуля Бога и христианские святыни, Вы оскорбляете и мою веру, и мою воинскую присягу — клятву защищать Родину, Веру и семью». Услышав это, ротный передернулся от злобы и обозвал меня наглецом. Он велел мне что-то сделать и добавил: «Я Вам приказываю!» — Я ему на это ответил: «Я только что заявил Вам, что выполнять Ваши приказания больше не буду». Тогда ротный сказал: «Ну ладно-ладно, давай считать вопрос закрытым».

   Как только мы прибыли в расположение полка, я немедленно пошел к командиру и доложил ему о происшедшем. Командир сказал, что за отказ от выполнения приказаний начальника или старшего по званию положен трибунал. Тогда я снова заявил, что отказываюсь выполнять приказания своего ротного, потому что он — клятвопреступник и нарушитель воинской присяги. Он хулит Бога, перед Которым мы оба клялись защищать Родину и Веру. И с негодованием я добавил: «Повиноватися подобает Богови паче, нежели человеком» (Деян. 5:29).

* * *

   В марте 1950 года, отдав защите Родины около пяти лет своей жизни, Арсений получил свидетельство об увольнении в запас. Когда он прощался со своим другом Пантелисом, тот стал звать его на Керкиру, чтобы построить дома по соседству и создать там семьи. Арсений отказался. Он ответил, что станет монахом.



Краткое житие старца
Пространное житие написанное иеромонахом Исааком