Воскресение мертвых в жизни святого Иоанна Богослова. Печать

В Греции на острове Патмос находится пещера Апокалипсиса. Это место, где Бог дал Откровение (именно так переводится слово "Апокалипсис") о будущем Церкви и всего мира. В нем рассказывается о Втором Пришествии Иисуса Христа, воскресении всех мертвых и Страшном Суде. Это пророчество было дано апостолу Иоанну Богослову, которого также называют тайнозрителем Судеб Божиих. Ему явился Сам воскресший Господь: "И егда видех Его, падох к ногама Его яко мертв. И положи десницу свою на мне, глаголя ми: не бойся: Аз есмь первый и последний и живый: и бых мертв, и се, жив есмь во веки веков, аминь: и имам ключи ада и смерти" (Откр. 1, 17 - 18).





Пещера Апокалипсиса на острове Патмос

В житии святого Иоанна Богослова святитель Димитрий Ростовский пишет, что Спаситель почтил его как изряднейшего и из числа двенадцати апостолов. Он был одним из тех трех ближайших учеников Христовых, которым много раз Господь открывал Свои Божественные тайны.

Апостол стал свидетелем того, как Христос воскресшал людей. В том числе дочь Иаирову и Лазаря, уже четыре дня бывшего во гробе. Видел он и смерть Самого Господа на Кресте, Его погребение и опустевший Гроб. Слышал весть мироносиц, святых апостолов Луки и Клеопы о том, что Христос Воскрес и лично видел воскресшего Учителя.

Через несколько дней после воскресения апостолы Иоанн и Петр были на берегу Тивериадского озера. Воскресший Господь явился им здесь в образе незнакомца. Иоанн тотчас узнал Господа и сказал Петру: «Это Господь». Во время обеда, последовавшего за этой встречей, Петр восхотел знать будущее Иоанна Богослова, но получил от Божественного Учителя такой ответ: "если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? ты иди за Мною. И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? – Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его." (Ин. 21, 22 - 24).

Этот эпизод как и многое другое из жизни Спасителя содержится в Евангелии, написанном святым Иоанном Богословом. После этого он жил с Пресвятой Богородицей до Ее Успения и стал свидетелем того, как опустел гроб Пречистой Девы. А Царица Небесная явилась апостолам живой.

В житии апостола Иоанна повествуется о множестве людей, которых воскресил святой за время своей жизни: отрока Домна в Эфесе; около 200 людей, умерших в том же городе во время поклонения Артемиде; юношу, утонувшего в море, во время плавания на остров Патмос (также известный как остров Откровения); трех детей, умерших на берегу моря, пока их родители ожидали волхва Кинопса; сына жреца Зевсова.

Когда апостолу исполнилось более ста лет он повелел ученикам выкопать ему крестообразную могилу. Преподав им наставление, он повелел засыпать себя землей. Ученики с великим плачем исполнили его волю. Услышав об этом, братия пришли из города и раскопали могилу, но ничего не нашли там и весьма много плакали. "И каждый год, в восьмой день месяца мая, появлялось из гроба его благовонное миро и по молитвам святого апостола подавало исцеления болящим в честь Бога, в Троице славимого во веки веков. Аминь." - свидетельствует святитель Димитрий Ростовский.

Однако и после этого апостол продолжал свидетельствовать о существовании загробной жизни, являясь людям. Он при­хо­дил, на­при­мер, к свя­ти­те­лям Гри­го­рию Неоке­са­рий­ско­му, Иоан­ну Зла­то­усту, Гри­го­рию Па­ла­ме, пре­по­доб­но­му Ав­ра­амию Ро­стов­ско­му, стар­цу Мат­фею (см. в жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го) и пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му Са­ров­ско­му, ко­то­ро­му, как и лю­би­мо­му уче­ни­ку свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при кре­ще­нии бы­ло да­но имя Про­хор.

В ХIX веке апо­стол Иоанн Бо­го­слов был проводником преподобного Ионы Киевского в небесных обителях. Яв­лял­ся он и пра­вед­ни­кам два­дца­то­го ве­ка, в том чис­ле от­цу Ни­ко­ла­су Пла­на­су и мо­ло­дой мо­на­хине Маг­да­лине из оби­те­ли свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва в Афи­нах. Она бо­ле­ла ра­ком, и явив­ши­е­ся ей Бо­го­ро­ди­ца, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов и свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский ис­це­ли­ли ее.





Патмос - остров Откровения

Тайнам смерти и воскресения посвящены строки Апокалипсиса, написанного апостолом Любви. Вот как толкует эти слова святитель Игнатий Кавказский:

Знаменуя смерть души, святый Иоанн Богослов сказал: «есть грех к смерти, и есть грех не к смерти» (1 Ин. 5:16, 17). Он назвал смертным грехом грех, убивающий душу, тот грех, который совершенно отлучает человека от Божественной благодати и соделывает его жертвою ада, если не уврачуется покаянием действительным и сильным, способным восстановить нарушенное соединение человека с Богом. Таким покаянием святый Апостол Петр уврачевал свой смертный грех — отречение от Христа, а святый пророк Давид — свои два смертные греха: прелюбодеяние и убийство. Покаяние в смертном грехе тогда признается действительным, когда человек, раскаявшись в грехе и исповедав его, оставит грех свой (Ин. 5:14). Жене, уличенной в любодеянии, Господь сказал: «Ни Аз тебе осуждаю: иди и отселе ктому не согрешай» (Ин. 8:11). Таким покаянием блудники, прелюбодеи, мытари, разбойники восхитили царство небесное; к такому покаянию — к воскресению из смерти душевной призывает апостол Павел: «возстани, спяй», — вопиет он, — «и воскресни из мертвых, и осветит тя Христос» (Ефес. 5:14).

... Указывая на смерть души, на существенную смерть, Спаситель мира назвал мертвецами всех людей, современных Его пребыванию на земле, не обращавших внимания на Его Всесвятое учение, необходимое для спасения... Мертвыми наименовал Господь тех живых по плоти, которые были поистине мертвы, как умерщвленные душою. Те из этих мертвецов, которые остаются чуждыми Христа в течении всей земной жизни, и в этом состоянии отходят в вечность не познают воскресения во все пространство времени, данное для этого воскресения, и заключающееся между двумя пришествиями Христовыми, первым — совершившимся и вторым, имеющим совершиться. «Прочии же мертвецы не ожиша», — говорит о них зритель таин, святый Иоанн Богослов, — «дондеже скончается тысяща лет» (Апок. 20:5).





Апостол Любви

«Блажен и свят, — возвещает сын духовного грома, — иже имать часть в воскресении первем: на нихже смерть вторая не имать области, но будут иереи Богу и Христу, и воцарятся с Ним тысящу лет» (Апок. 20:6). Тысяча лет, по объяснению, общепринятому святою Церковью, не знаменует здесь определенного числа годов, а знаменует весьма значительное пространство времени, данное милосердием и долготерпением Божиим, чтоб весь плод земли, достойный неба, созрел, и чтоб ни едино зерно, годное для горней житницы, не было утрачено.

...Нет нужды разумевать буквально тысячу лет. Так число не имеет буквального значения ... в словах Господа Иисуса: «даяху плод, ово убо сто, овоже шестьдесят, овоже тридесять» (Мф. 3:8). Полным числом изображается обилие и совершенство в плодоприношении. Так и здесь чрез тысячу лет изображается преисполненное плодоприношение веры, для которого дано все нужное время: полнота времени изображена словом «тысяча лет». С начала этого тысячелетия открылось, и ныне продолжает открываться первое, таинственное, существенное воскресение мертвых; оно будет продолжаться до конца времен. «Аминь, аминь глаголю вам, — сказал Господь, — яко слушая словесе Моего и веруяй пославшему Мя имать живот вечный, и на суд не приидет, но прейдет от смерти в живот»...

Первое воскресение совершается при посредстве двух таинств: крещения и покаяния. Чрез святое крещение воскресает душа от гроба неверия и нечестия, или от первородного греха и собственных грехов, соделанных в нечестии; а чрез покаяние уже верующая душа воскресает от смерти, нанесенной ей смертными грехами, или нерадивою, любосластною жизнию, по крещении. Совершитель воскресения — Дух Святый...

Егда скончается тысяща лет... , исполняются времена, и созреет весь словесный плод земли, — последует воскресение второе, воскресение тел. После него усугубится блаженство праведников, благовременно воскресших первым воскресением; усугубится после него смерть отверженных грешников, лишившихся первого воскресения.

Использованы цитаты из книги
Святителя Игнатия Брянчанинова "Слово о смерти. Том 3"